MENU
Главная » Библиотека » Книги » Аномальные зоны и явления

Бирюк А. В. Секретные материалы. Часть II. Тайна "Императрицы Марии" 6. Электрик Назарин

6. Электрик Назарин

Теперь англичанин ясно представлял себе, в каком именно направлении нужно действовать. След был хоть и давним, но горячим. Меррит связался с одним из своих коллег в Сан-Франциско и попросил его как можно скорее отыскать в полицейских архивах дело о давнем ограблении банка "Пацифик", выслать ему копию, а особое внимание уделить наличию фотографии грабителя, сделанной полицией для опознания. Затем он обратился в Военно-Морской архив в Севастополе и снял копии с учетных карточек и личных дел всех моряков, когда-либо служивших на "Императрице Марии". На другой день он получил документы из Сан-Франциско. Все остальное было делом техники и точного глаза.

Сперва Меррит тщательно изучил рисунок, сделанный канадскими полицейскими с предполагаемого убийцы Хавилланда в 1929 году. В деле он фигурировал под именем Ивашкина Петра Сидоровича. Как явствовало из протоколов дела об убийстве, человек с такими инициалами в Канаду никогда не въезжал и не являлся подданным этой страны, следовательно, имя это было фальшивым. Но фотография человека, убитого 8 января 1932 года в перестрелке с сан-францисскими полицейскими, дала расследованию ускорение довольно значительное. Англичанин сравнил рисунок канадской полиции и фото, сделанное американскими криминалистами с трупа грабителя, и установил, что это на самом деле одно и то же лицо. Затем он стал пересматривать фотографии матросов с "Императрицы Марии", и ему улыбнулась удача. Мнимый Ивашкин оказался судовым электриком Назариным Иваном Петровичем, уроженцем села Беляевка Одесской губернии.

Из документов этого самого Назарина выяснилось, что он служил на "Императрице Марии" с самого начала, то есть с июня 1915 года и вплоть до ее трагической гибели 7 октября 1916-го. Назарин участвовал во всех боевых походах "Императрицы Марии" и после катастрофы был спасен, после чего его направили для прохождения дальнейшей службы на крейсер "Кагул", а в 1920 году в числе экипажа этого крейсера он покинул Россию и иммигрировал во Францию. Дальнейшая судьба Назарина по документам не прослеживалась. Однако и того, что исследователю удалось узнать, вполне хватало для продолжения работы. Теперь необходимо было выяснить, что же именно связывало Назарина и Хавилланда, отчего бывший русский матрос так разозлился на бывшего британского полковника, что не пожалел сил на то, чтобы лишить его жизни?

Имея на руках данные по делу об убийстве Хавилланда, Меррит мог предполагать все, что угодно, но он почему-то был уверен в том, что убийство британского шпиона напрямую связано с судьбой "Императрицы Марии". И не потому, что в причастности к диверсии Хавилланда был уверен Прохнов. Следует напомнить, что англичанин очень скептически относился и к дневнику немца, и к его гипотезе. Но, будучи не только ученым, но и весьма трезвомыслящим человеком, также скептически он относился и к самим своим соотечественникам, как к союзникам. Для начала он обновил в своей памяти некоторые детали, касающиеся появления "Гебена" и "Бреслау" в Черном море.

28 июля 1914 года, когда Австро-Венгрия объявила войну Сербии, и было предельно ясно, какая страна к какому лагерю примкнет в результате расширения конфликта, застало "Гебен" у берегов Марокко, и на его пути к Константинополю, куда адмирал Сушон получил приказ прорываться, стояли две британские эскадры. Но англичане пальцем о палец не ударили для того, чтобы перехватить германские корабли. Было очевидно, что они с самого начала желали усиления турецкого флота и наращивания германского военного присутствия на Черном море. Изучая историю международных отношений с давних времен, Меррит сделал некоторые выводы относительно патологической вероломности британских политиков, и потому вполне мог допустить, что они способны пойти на всё, чтобы лишить своих союзников нежелательного им самим козыря в лице новейших дредноутов, которые после победоносного завершения войны с Германией и Турцией русские могли повернуть против кого угодно, но в первую очередь - против самой Британской империи. Ведь каждому известно, что интересы этих двух империй пересекались везде, где только можно. Даже кайзер Вильгельм накануне войны искренне удивлялся, указывая на противоестественность союза, именованного Антантой: ну что общего, в самом деле, имеется у России с Англией, которая всегда ставила палки в колеса своему нынешнему союзнику? Прав был кайзер - союзникам всегда доставалось от своенравной Британии, ради собственных выгод способной пойти на откровенную гнусность. Меррит прекрасно знал, как отзывался известный английский государственный деятель лорд Дерби в своих речах в палате общин в середине ХIХ столетия о своих соплеменниках:
         "...Мы обманываем самым бессовестным образом дружественные нам нации. Мы настаиваем на точном соблюдении международных законов, если это соответствует н а ш и м выгодам, в противном случае мы забываем о них... История права собственности на море, которое я позволю себе назвать бесправием, представляет собой неизгладимый пример безмерного эгоизма и алчности британского народа".

Другой британский политик, уже нашего века, сэр Вильям Эддингтон, в той же палате общин приводил прямые примеры.
"Трудно найти на земном шаре нацию, - говорил он своим слушателям, - которую Англия политически и морально не окутала бы цепями рабства в угоду своей ненасытной алчности и безграничному эгоизму. Если нам не удается осуществления британских планов хитростью, то мы сами готовы выступить, и предлог для разрыва найти нетрудно. В этих случаях англичане никогда не стеснялись. 200 лет тому назад, когда потребовалось сокрушить мирную Голландию, один английский адмирал прямо заявил: "Что там говорить о предлогах? Все, что так нужно нам в настоящее время, это торговля, которой владеет Голландия. Вот вам и достаточный предлог для войны". Не может забыть коварства Англии и Дания, флот которой в 1807 году был внезапно захвачен и уничтожен.

Одновременно подверглась бомбардировке и была сожжена столица королевства. Все это произошло во время полного мира, когда никому и в голову не приходило думать о войне. Так же неожиданно поплатился в 1840-м году и Китай за то, что осмелился поднять голос против торговли опиумом, которая обогащала карман Англии. Вспомним самым подлым образом обманутых в своё время буров Южной Африки, и несчастных индийцев, которых мы без зазрения совести давим ногами и самым элементарным образом попираем все их свободы... Вспомним униженную в 90-х годах прошлого века во время инцидента с Фашодой и втоптанную нами в грязь Францию за то, что она стремилась помешать Англии в ее ненасытных планах колонизации Африки15... Так что все народы на земном шаре имели случай испытать на себе безмерную алчность и циничный эгоизм "коварного Альбиона!" В свете подобных рассуждений ничего невероятного теперь в гипотезе Прохнова Меррит не углядел. Некоторые сомнения вызывали только средства, какими британцы намеревались достигнуть поставленной цели. Неужели британская разведка будет действовать так топорно, предлагая германскому диверсанту деньги напрямую, от имени собственной страны? Невероятно. Хотя ч-черт его знает! Вообще-то были прецеденты, ведь взял же взятку командир 615-го бомбардировочного эскадрона Сесил Браун от немецкого промышленника Гизена в 1940-м году за то, что его самолеты не будут вести прицельного бомбометания по германским анилиновым заводам в районе Мюнстера! Понятно, не те масштабы, но факт место имел. И потому проблема оставалась.

"...Итак, я взял фотографию Хавилланда, где он был помоложе, - рассказывал Меррит впоследствии на страницах своей книги "Тайна "Императрицы Марии", - и принялся тщательно сличать ее с фотографиями всех членов экипажа "Императрицы Марии". Возможно, я и не надеялся тогда на успех, это было бы, по моему разумению, слишком. Но мне нужно было бы во что бы то ни стало хотя бы опровергнуть свою догадку. И конечно же, опровержения не последовало. Наоборот, догадка самым ошеломляющим образом подтвердилась!"

Вкратце это выглядело так: Меррит обнаружил среди экипажа погибшей "Императрицы Марии" человека, который как две капли воды походил на британского шпиона Хавилланда. Этим человеком был не кто иной, как... старший комендор Воронов, вину которого в случившемся 7 октября взрыве на линкоре пытался доказать небезызвестный нам капитан 2-го ранга Городысский.

"...О СОВПАДЕНИИ я уже не думал. - продолжал англичанин. - Это было бы поистине невероятное совпадение, окруженное множеством других совпадений помельче. Я пролистнул личное дело Воронова. Ну конечно же - уроженец села Беляевки Одесской губернии! Земляк электрика Назарина! Я закрыл глаза и попытался представить себе подробности той трагической для Хавилланда встречи двух "земляков" в далекой Канаде, но вовремя спохватился и стал листать дело Воронова дальше. Призван на Балтийский флот в 1910-м, начинал службу на броненосце "Андрей Первозванный", затем служил на линкоре "Петропавловск", в июне 1916 переведен на флот Черноморский и сразу попал на "Императрицу Марию". В ту трагическую ночь Воронов был дежурным по первой башне главного калибра. В его обязанности как дежурного входило сразу после побудки экипажа спускаться в артиллерийский погреб для того, чтобы записать температуру воздуха в помещении для хранения полузарядов. По версии Городысского, Воронов спустился в погреб...

Впрочем, версии Городысского меня уже не интересовали. В то утро Городысский сам был дежурным, только не по башне, а по всему кораблю, и он сам вручил комендору ключи от погреба и послал его замерять температуру. Я не утверждаю, что старший офицер был в сговоре с Хавилландом-Вороновым, хотя это и предстоит ещё выяснить. С тех пор, как Воронов спустился в погреб "Императрицы Марии", его больше никто не видел. Разумеется, кроме Назарина, который и пришил своего "земляка" спустя 13 лет в канадском поселке лесорубов!...Я не стал гадать, на каком участке пути из Кронштадта в Севастополь убрали настоящего Воронова и подменили его Хавилландом. Это было несущественно. Я не мог понять только, как британцы допустили, чтобы на корабле, где предстояло действовать диверсанту, оказался земляк убитого ими матроса. И как лже-Воронову удалось целых два месяца водить за нос Назарина, ведь электрику ничего не стоило распознать подмену? А может он и распознал, да только по какой-то причине предпочел не рыпаться? Не хочется верить в то, что ответы на эти вопросы мне не получить уже никогда, если только не подвернется счастливый случай. Я уверен на все сто, что все или почти все ответы на мучающие меня вопросы скрыты только в архивах британской разведки. Все-таки хотелось бы узнать, за какие такие подвиги младшего офицера Хавилланда во мгновение ока превратили в офицера старшего? Когда я все-таки послал по этому поводу запрос в британское Адмиралтейство, в чьём ведомстве когда-то числился Хавилланд, мне ответили, что к моменту появления в России в 1915 году Хавилланд отнюдь не был лейтенантом... ОТНЮДЬ. Что кроется за этим безликим "отнюдь"? Я попытался уточнить, но меня грубо осадили: не смей совать нос! Информация исчерпана. Мне прямо дали понять, что британская разведка не собирается ни с кем делиться секретами даже вековой давности. Вот так."

Категория: Аномальные зоны и явления | Добавил: termysteries (30.01.2017)
Просмотров: 29 | Теги: секретные материалы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar